Мастерская по реставрации фарфора: личный опыт и взгляд изнутри

Со временем любой коллекционер устает покупать чашки, и взор его обращается ко всему редкому, высококоллекционному, к тому, что имеется на рынке антиквариата в единичном экземпляре. И как быть если на этом предмете скол на видном месте, а ваза существует такая только одна? Брать или не брать? Этим вопросом я задавалась в последнее время все чаще.

К реставрации все относятся по-разному. Есть любители антиквариата, которые покупают только предметы в люксовой сохранности, а есть те, кто любит все включая трещинки. На рынке иногда попадаются такие предметы, историческая ценность которых велика даже при имеющихся проблемах с их целостностью. И бывает так, что реставрация это единственный способ сохранить и донести их первоначальную красоту для потомков. Особенно это относится к русскому дореволюционному фарфору, которого с каждым годом больше уж точно не становится.

В прошлом месяце я решила исследовать рынок реставрации на практике. И в качестве эксперимента купила несколько предметов с несущественными, но при этом лицевыми дефектами.  Забегая вперед, скажу, что я была очень удивлена полученными результатами.

В эту пятницу еще раз посетила реставрационную мастерскую Art Ville как клиент, принеся на реставрацию уже вторую сухарницу, которой требуется небольшое наведение красоты. Дефекты мелкие, но на внешний вид влияют – они на лицевой стороне. Мне, как перфекционисту, они не дают покоя.

Главное, что мне очень хотелось — понять оправданность реставрации предметов антиквариата. Так сказать, выявить соотношение стоимости покупки и стоимости профессионального восстановления предмета. Я сейчас пишу именно о коммерческой, а не о музейной реставрации. О том, чтобы в случае возникшей потребности была вероятность продажи данного предмета по стоимости большей, чем стоимость его покупки плюс стоимость его реставрации.

Например, за восстановление первоначального вида после небольшого скола на фаянсовой сухарнице Кузнецова возьмут примерно 4 000 рублей. Для меня цена оправданная – предмет достаточно редкий.  Но уже при такой стоимости реставрация трактирной чашки или тарелки, даже дореволюционной, уже не имеет смысла. Если это не память о любимой бабушке.

Конечно, реставрация реставрации рознь. Часто в Измайлово попадается фарфор с самодельной реставрацией, которую можно отличить невооруженным взглядом. Мое мнение — это только портит предмет, а не увеличивает его стоимость. И часто такое отталкивает покупателей.

Побывав в мастерской Art Ville, мне удалось подсмотреть работу специалистов по реставрации. В конце заметки много фотографий. По ним можно представить какой это серьезный и кропотливый труд.

Мастерские очень завораживают. Там особая рабочая атмосфера. В них можно посмотреть редкие предметы, те, которые можно и не встретить на рынке. Так на фото вы увидите блюдо Хлеб-соль Кузнецова, которое находилось в работе в момент моего посещения. Оно очень красивое.

Мне рассказали о том, что при реставрации каждого предмета материалы, составы и краски подбираются отдельно. И что руководство Art Ville требует от своих мастеров 100% попадания в цвет изделия, делая так, чтобы реставрация была не заметна. И, кстати, мой предыдущий заказ был выполнен на высшем уровне —  я так и не смогла после долгого осмотра найти покоцаное место.

Мне показали много предметов как привезенных на реставрацию, так и уже готовых вернуться к владельцам. А еще мне понравилось то, что оценить стоимость реставрации можно скинув фотографии предмета в WhatsApp и быстро получить ответ. А уже после принимать решение о покупке или необходимости восстановления предмета в каждом конкретном случае.

Раньше меня так расстраивала потеря целостности предметов, но теперь я знаю, что у редких экземпляров есть надежда на достойную жизнь!

Автор | 2018-05-27T18:50:06+00:00 Май 26, 2018 |Нет комментариев

Оставить комментарий

error: Content is protected !!